Приложение 1 - история болезни больной в., которая была описана Б.В. Зейгарник совместно с Г.В.Биренбаум в 1935 г
Страница 2

Материалы » Современные представления о восприятии и его нарушениях » Приложение 1 - история болезни больной в., которая была описана Б.В. Зейгарник совместно с Г.В.Биренбаум в 1935 г

Даже при правильном названии у больной всегда отмечалось сомнение и неуверенность, она ищет опорные пункты в рисунке для того, чтобы подтвердить ими правильность своего вывода. Так, больная узнавала изображение книги, но сразу наступили обычные для больной сомнения: «Разве книга, это какой-то квадрат. Нет, у квадрата нет выступов и тут что-то написано. Да, это книга».

При таком выраженном нарушении узнавания рисунков больная прекрасно узнавала геометрические формы, дополняла незаконченные рисунки согласно структурным законам. Больше того, не узнавая предмет на рисунке, больная прекрасно описывала его форму. Например, не узнав рисунка барабана и шкафа, она описывала их форму чрезвычайно точно и даже хорошо срисовывала их.

В процессе исследования выявилось, что реальные предметы больная всегда хорошо узнавала и затруднялась при узнавании модулей из папье-маше (например, больная не узнавала самолета, с трудом узнавала собаку, мебель).

Таким образом, создавалась как бы некоторая ступенчатость ее расстройств. Больная хорошо узнавала предметы, хуже узнавала модели, еще хуже — рисунки предметов. Особенно плохо она узнавала те изображения, которые были схематически нарисованы, в виде контуров. Поэтому возникло предположение, что причина затрудненности узнавания, очевидно, вызывается той обобщенностью, формализацией, которая присуща рисунку. Для проверки была проведена следующая серия экспериментов: больной предъявлялись изображения одних и тех же предметов в разном выполнении:

а) в виде пунктирного контура;

б) в виде черного силуэта;

в) в виде точного фотографического изображения, иногда на фоне конкретных деталей, например, рядом с пресс-папье была нарисована ручка и чернильница.

Данные экспериментального исследования подтвердили наше предположение. Больная совершенно не узнавала пунктирные, несколько лучше, но все же очень плохо узнавала силуэтные изображения и лучше конкретные.

Приводим для иллюстрации несколько выписок из протоколов ее исследования.

Предъявлена картинка

Описание больной

1

2

Шляпа (пунктирное изображение)

Шляпа (черный силуэт)

Я сама не знаю, что. Напоминает кольцо. Не может быть такой широкий камень (откладывает в сторону, вертит рисунок). Не гриб ли это? Может быть, похожа на шляпу, но при чем тут эта полоса?

Таким образом, эксперимент « .явил обозначенную выше своеобразную ступенчатость узнавания; последнее улучшалось по мере включения объекта в фон, характеризующийся конкретными подробностями, окраской. Можно сказать, что, улавливая структурную оформленность рисунка, больная как бы не осмысливает того, что она видит, она не в состоянии отнести схематический рисунок к определенной категории вещей. Об этом говорит и отгадывающий характер ее узнаваний, поиск опорных деталей («что это за точки, что они означают?»), вопросительная форма ее высказываний («неужели это был забор?», «неужели это расческа?»).

Как указывает А.Р. Лурия «процесс зрительного анализа превращался в серию речевых попыток расшифровать значение воспринимаемых признаков и синтезировать их в зрительный образ». Больная не могла «с глаза» воспринять рисунок, процесс восприятия приобрел характер развернутого дезавтоматизированного действия.

Об этом свидетельствует следующий факт: узнав фотографическое изображение, больная не смогла перенести это узнавание на силуэтное изображение. После того как больная узнала в раскрашенном изображении ножницы, экспериментатор спрашивает: «А я вам показывала раньше этот предмет?». Больная раздумывает и говорит с удивлением: «Нет, я его вижу впервые; ах, вы думаете, те палочки, которые вы мне показали? Нет, это не ножницы (больная при этом рисует их по памяти). Что же это может быть? Я не знаю». Даже тогда, когда ей удается сделать перенос, у нее остается неуверенность. Узнав раскрашенную шляпу, она говорит на контурную: «А это что, тоже шляпа?» На утвердительный ответ экспериментатора она замечает: «При чем тут эта линия?» (указывает на тень). Когда ей в последующем эксперименте опять предъявляют этот рисунок, она замечает: «Вы тогда сказали, что это шляпа».

Шляпа (цветное конкретное изображение) Пресс-папье (пунктирное изображение) Пресс-папье (силуэтное изображение) Повторно показывается шляпа (контур) Пресс-папье (конкретное изображение)

Это похоже на шляпу.

Не знаю, точки какие-то, что это такое? Это странный предмет.

Это не шляпа, а может быть, действительно шляпа. Это для промокашки, пресс-папье.

Страницы: 1 2 3

Напряженность в отношениях между подростками и родителями
Личностные различия. Непонимание, возникающее между детьми и родителями, часто можно объяснить различиями в их типах личности. Существенные различия между родителями — людьми средних лет и детьми подростками: с высоты своего жизненного опыта родителям кажется, что дети слишком наивны, глупы, неосторожны и, как следствие, неспособны осоз ...

Результаты экспериментов
Методика “Лесенка” показала, что на протяжении всего дошкольного возраста застенчивые дети сохраняли высокую общую самооценку и этим не отличались от своих незастенчивых сверстников. Эти данные вносят коррективы в общепринятое представление о низкой самооценке застенчивого ребенка. Вместе с тем уже в три года у застенчивых детей обнару ...

Деятельность социального работника по оказанию помощи людям в экстремальных ситуациях
К основным функциям психосоциальной работы относятся информационная, диагностическая, консультативная, коррекционная, посредническая и терапевтическая. Формы оказания психосоциальной помощи: индивидуальные и групповые. Основные методы психосоциальной работы: психотерапевтическая беседа как метод индивидуальной работы с клиентом и ведени ...

Copyright © 2022 - All Rights Reserved - www.solidpsyholog.ru