Основные подходы к изучению проблемы саморегуляции
Страница 2

Саморегуляция целенаправленной активности выступает как наиболее общая и сущностная функция целостной психики человека, в процессах саморегуляции и реализуется единство психики во всем богатстве условно выделяемых ее отдельных уровней, сторон, возможностей, функций, процессов, способностей и т.п.

Таким образом, проблема психической саморегуляции является одной из наиболее глобальных и фундаментальных проблем общей психологии. Ее исследование открывает большие, во многом специфические, нетрадиционные возможности для понимания и содержательного объяснения общих закономерностей построения и реализации человеком своей произвольной активности (деятельности, поведения, общения), для определения условий успешного психического развития ребенка, для понимания феномена общего уровня субъектного развития человека, для исследования индивидуально-типических особенностей деятельности и поведения, для продуктивного участия в решении широкого спектра очень разнообразных практических задач[11].

По мнению О.А. Конопкина, анализ иерархии и логической связи главных задач исследования психической саморегуляции приводит к выводу, что основной исходной задачей является изучение закономерностей строения регуляторных процессов и формулирование на этой основе общей концептуальной модели, адекватно отражающей принципиальную внутреннюю структуру процессов осознанной регуляции, общую для различных видов и форм произвольной активности человека[28].

Без такого концептуального базиса все чаще используемое в психологическом обиходе понятие "процесс саморегуляции" не имеет реального содержания и попросту теряет смысл. При этом исследование процесса саморегуляции часто подменяется, по сути, установлением самого факта детерминации деятельности, поведения отдельными психическими или даже средовыми факторами. На основании фиксации происходящих в исследуемой деятельности (поведении) изменений делается вывод о том, что вводимый в исследуемую ситуацию фактор и является самим механизмом саморегуляции или одним из таковых. В результате саморегуляция как процесс, имеющий закономерное строение, исчезает, а вместе с этим снимается и вопрос о реальной роли и месте изучаемого фактора в регуляторном процессе. Остается неясным, идет ли речь о какой-либо действительно регуляторной функции (например, планировании, контроле), о психическом ли средстве осуществления такой функции (умственных умениях и операциях и др.), о специфическом ли источнике информации, используемой при реализации какой-либо регуляторной функции (образе Я, самооценке и др.), об условиях, активирующих и поддерживающих процесс саморегуляции (мотивационных, эмоциональных феноменах и др.).

Исследуемые регуляторные факторы, реальное место и функция которых в едином системном механизме регуляции не определены (а тем самим не определено и их регуляторное сотрудничество с другими структурными и содержательными, информационными компонентами системы регуляторного процесса), независимо от воли автора выступают в качестве имеющих самостоятельное значение, главных факторов саморегуляции, определяющих ее процесс и результат в целом.

Как уже говорилось, в подобных случаях употребление термина "саморегуляция" и производных от него (эффект саморегуляции, механизм саморегуляции и т.п.) не несет определенной содержательной нагрузки и имеет не столько объяснительный, сколько "отсылочный" характер, по сути лишь констатируя факт отнесенности, причастности изучаемого фактора и полученного результата к явлению саморегуляции. В контексте непосредственно проблемы саморегуляции значение таких работ существенно возросло бы при опоре на конкретное теоретическое представление о саморегуляции как о системно-организованном процессе, имеющем закономерную внутреннюю структуру.

Построение обобщенной концептуальной модели процессов саморегуляции при первом подходе к проблеме существенно затрудняется многообразием видов и форм произвольной активности, отличающихся друг от друга по самым различным (как внешнеисполнительским, так и содержательно-психологическим) характеристикам.

Страницы: 1 2 3 4

Лингвистическая картина психического облика человека.
В языковой картине человек предстает как существо, противопоставляемое животным, и прежде всего качественно отличное от них по таким признакам (психическим функциям), как мышление. мораль, воля, речь. Бытие человека включает в себя материальную часть (тело) и нематериальную (душу). При этом в семантическом окружении слова "душа&qu ...

Обработка и интерпретация полученных данных
После проведения теста по модификации опросника А. Мехрабиана для группы тестируемых подростков мы имеем десять анкет (приложения 1-10). Для начала подсчитаем и проанализируем суммарные баллы тестируемых. У каждого из исследуемых учеников можно определить его личный уровень мотивации к успеху и мотивации стремления избежать неудач. Для ...

Особенности стилей поведения в конфликтных ситуациях
Важнейшую роль среди личностных факторов конфликта играют основные психологические доминанты поведения личности: 1. ценностные ориентации; 2. цели; 3. мотивы; 4. интересы; 5. потребности. Все они имеют внутреннюю взаимосвязь и вытекают один из другого [29; с.137]. 1. Ценностные ориентации участников как субъектов конфликта формир ...

Copyright © 2022 - All Rights Reserved - www.solidpsyholog.ru